Два президента и один рейхсканцлер

Политические взлеты Михаила Саакашвили и в Грузии, и в Украине оказались кратковременными. Фото Reuters

Исторические размышления по поводу некоторых неюбилейных дат

21 декабря исполнилось 55 лет Михаилу Саакашвили. Политический деятель, дважды занимавший пост президента Грузии, встретит этот праздник в тюремной больнице. Состояние его здоровья по-настоящему тревожно. Один перечень заболеваний, который озвучивают его адвокаты, напоминает не диагноз одного человека, а недуги десятка пациентов многопрофильной клиники. Судя по всему, Саакашвили вдобавок еще и отравили. Вопрос, кто это сделал, совсем не однозначный. У Мишико, так зовут друзья Михаила Саакашвили, много врагов в Грузии и далеко за ее пределами. Вполне вероятно, что он уже лишний в той борьбе, что разыгрывает Запад против России. Ведь Саакашвили был близок очень многим западным лидерам, с ним делились сокровенным, и об этом, отчаявшись дождаться помощи, он может рассказать. К тому же не до него сегодня на Западе. «Пришли иные времена, взошли другие имена», – сказал бы поэт.

25 января пусть и некруглая, но важная дата у Владимира Зеленского, президента Украины. Ему исполняется 45 лет. Между этими двумя людьми очень много общего. Оба они возглавили свои страны в драматический период истории, оба ввергли свои народы в кровопролитные военные конфликты, и оба потеряли часть территории своих государств. Разница только в том, что у одного все уже позади, а другого ждет неминуемое поражение, а значит, ответ перед своим народом еще впереди.

Витязь в импортной шкуре

Для меня нет ничего удивительного в том, что США, имеющие серьезное влияние на Грузию, на ее нынешнее руководство, и пальцем не пошевелили, чтобы помочь человеку, чья политическая судьба складывалась в соответствии с лекалами Государственного департамента. Складывалась по его собственному желанию, важно это уточнить.

Потерянный к Саакашвили интерес можно объяснить достаточно просто. Ведь Грузия совсем маленькая страна, не обладающая серьезной экономикой, не являющаяся стратегическим центром притяжения политических сил, государство, раздираемое внутренними конфликтами и противоречиями вот уже много лет. Конфликты, в том числе вооруженные, свержения законной власти происходили во многих республиках СССР. Но гражданская война со всеми вытекающими последствиями только в двух – Грузии и Молдавии. Противникам России было важно вывести отсюда нашу военную базу, спровоцировать конфликт с участием наших военнослужащих на Южном Кавказе. Им это удалось. Но результатом стало и то, что Грузия лишилась части своей территории, а Саакашвили – кресла президента. Страна впала во внутренние политические междоусобицы, и ее трясет до сих пор.

В свое время симпатичный и молодой Саакашвили с его горячими демократическими речами пришелся по душе грузинам. К тому времени в стране устали от махровых националистов и партократов брежневской школы. Саакашвили обещал много свобод и большую прибыль от продажи мандаринов, боржоми и чая. Но вспомним, с чего начал новый президент. Разумеется, с передела уже поделенного до него. Богатые грузины, в числе которых были и те, кто способствовал его приходу к власти, оказались в заключении. Большинству из них никаких обвинений предъявлено не было, а в камерах они сидели до тех пор, пока не поделились бизнесом. Мои грузинские друзья мне рассказывали, что одним из первых в камере предварительного заключения оказался зять Шеварднадзе, владелец компании сотовой связи Георгий Джохтаберидзе. Когда арестованный узнал, что он свободен, потому что его семья заплатила за это 15,5 млн долл., то на первых порах он не поверил, а потом даже отказывался выходить из тюрьмы.

Склонность к театральным, экзальтированным жестам присуща обоим фигурантам, о которых мы пишем. Но если для Зеленского это является продолжением его актерской натуры, то для Саакашвили на определенном этапе его политическая «оригинальность» стала частью имиджа, желанием продемонстрировать свою раскованность, а порой и распущенность. Известная российская журналистка, уроженка Тбилиси Тина Канделаки с негодованием вспоминала, как во время визита в родной город едва не стала жертвой сексуальных домогательств Саакашвили. По ее словам, «дело дошло до драки». Помнится и знаменитый эпизод заседания кабинета министров Украины при президенте Петре Порошенко, когда Саакашвили, в то время губернатор Одесской области, и Арсен Аваков, министр внутренних дел, устроили публичную перепалку с бросанием друг в друга стаканов. Что интересно, горячие кавказские парни, оба завзятые русофобы, общались при этом на русском языке.

Политическая карьера допускает необычные, даже экстравагантные поступки при одном условии: они должны опираться на реалии, понимание того, как встретят твои действия избиратели и соратники. Саакашвили после бегства из страны вернулся в Грузию в автофургоне, который вез молочную продукцию. О чем думал он, трясясь на ухабах между бутылками кефира и мацони? Вероятно, о триумфальном возвращении. Но все получилось по-иному.

Сегодня, находясь в тюремной больнице, Саакашвили, судя по заявлениям его матери, готов отказаться от дальнейшей политической деятельности в обмен на разрешение выехать для лечения в зарубежную клинику. Для человека его амбиций и честолюбия это тяжелый шаг. Я думаю, что ему не позволят умереть в тюрьме и на свободу при соблюдении определенных условий он выйдет. У бывшего президента Грузии будет время подумать об обстоятельствах, которые разрушили его карьеру, да и жизнь тоже. И главный урок – это отношение к нему американцев. Он считал себя (и неоднократно говорил об этом) равным партнером с США, а они отнеслись к нему как к отработанному материалу.

С Саакашвили я, как и другие руководители российских СМИ, познакомился сразу после того, как его избрали президентом. Было это в 2004 году во время визита в Москву, и многие думали, что обе страны начнут с чистого листа выстраивать отношения соседей. Саакашвили находился тогда в победной прострации и позволил себе опоздать более чем на час на ужин, который устроил генеральный директор ИТАР-ТАСС Виталий Игнатенко. Формат этих встреч известен: откровенный обмен мнениями с журналистами без последующих ссылок в СМИ. Поэтому не буду рассказывать о содержании беседы. Расскажу о том, как она проходила. В тассовской вип-зоне побывали многие короли, президенты, министры, крупные чиновники со всего мира. Согласно принятому здесь этикету, первое лицо сопровождают два-три человека. С президентом Грузии пришли все сопровождающие его лица, включая стенографисток, дежурных секретарш, подруг первых лиц и родственников этих подруг.

Михаил Саакашвили всегда был человеком крайне эксцентричным, непостоянным и капризным. Его личная жизнь и политика напоминают мне итальянскую комедию дель арте (итал. cоmmedia dell arte). Жена-искусствовед подсказывает мне, что это «что-то вроде театрального спектакля, где один персонаж глупее другого, а все действие – сплошной фарс». Положим, когда фарс на сцене, это забавно. Когда же фарс ложится в основы политики государства – это печально.

Все эти годы в США считали Грузию едва ли не светочем демократии на Южном Кавказе и уделяли этой несчастной стране почти столько же внимания, сколько уделяют сегодня Украине. Мне в этой связи вспоминается бывший полевой командир, который привел к власти Шеварднадзе, а потом им же и был посажен в тюрьму, Тенгиз Китовани с его крылатой фразой, обращенной к согражданам: «Демократия – это вам не лобио кушать». И еще одна цитата. На этот раз она принадлежит Пантелеймону Гиоргадзе, старейшине грузинской политики, в прошлом председателю КГБ Грузии. Гиоргадзе называет Саакашвили Мишей, говорит о его излишней импульсивности и меланхолично заканчивает: «Про таких, как он, в Грузии говорят: «Ему и двух гусей доверить нельзя».

…Как-то в Неаполе итальянские друзья привели меня поздно вечером в городскую достопримечательность – кофе-бар «Антонио». Считается, что здесь варят лучший кофе в стране. Обязанности бариста для нас любезно исполнил владелец бара – Антонио, пожилой элегантный итальянец. Он мне и рассказал про забавный обычай, который сложился здесь давно. Если вы готовы заплатить за две чашки кофе (а стоит он у Антонио недешево), то можете оставить деньги на третью чашку, ею угостят того, кто не может сам купить. Я так и поступил. А вот американцы выпили много кофе в Грузии, однако Михаилу Саакашвили ни одной чашки не оставили. Даже на память.

Славянский базар

Отношения Украины с США, а точнее, руководителей этой страны с кураторами из Госдепа стали складываться и развиваться не при Зеленском. Хорошо помню беседу с Леонидом Кучмой в Киеве. Меня связывали с тогда уже бывшим президентом Украины добрые отношения, и в беседах не для публикации он был достаточно откровенен. Леонид Данилович прямо говорил о том, что тесные контакты с США, понимание их интересов помогут выстроить «гармоничные отношения с Россией».

Надо понимать, что политическая система США не терпит центров силы, которые могут чинить ей препятствия, ставить под сомнение гегемонизм США в мире. В Вашингтоне были довольны местом России, которое она занимала при Борисе Ельцине. Нищая страна с полуживой армией и разрушенной экономикой, погрязшая в коррупции и преступности, потерявшая авторитет даже у ближайших соседей, устраивала и Европу. Даже свои боевые ракеты мы уничтожали под присмотром и на деньги американцев.

Нельзя сказать, что конфронтация с США началась с первого дня нового президента в Кремле. Сегодня многие забывают, что Путин сделал два важнейших шага навстречу США, продемонстрировав миролюбие нашей страны. Наш военно-морской флот ушел с базы в Камрани (Вьетнам), а с Кубы был убран наш единственный стратегический оплот в Северной Америке – российский центр радиоперехвата, расположенный в пригороде Гаваны – Лурдесе. В лучшие годы здесь служило до тысячи офицеров ГРУ. Этот шаг Путина до сих пор критически оценивается в Российской армии, в целом всегда поддерживающей своего главнокомандующего. Центр являлся своего рода уникальным и единственным у России подобного рода объектом, к тому же расположенным в Западном полушарии, совсем рядом с США. Чтобы читатели себе представили, технические системы центра давали Министерству обороны России возможность прослушивать практически всю территорию США и отслеживать передвижения американских атомных ракетоносцев.

Американские политические круги умело разыгрывают игру, получившую в некоторых кругах название «кидалово». Этому они обучают и своих партнеров. Путин – непростой партнер, но если он дал слово или подписал документ, то будет его исполнять. Чего не скажешь о Саакашвили. Ведь большая политика – это не большая кавказская свадьба, где за цветастым тостом стоит всего лишь уважение к гостям, дань традициям. Нередко очень важные договоренности закрепляются не сургучными печатями, а телефонным звонком, короткой беседой. В сложные для Грузии дни Россия дважды предотвратила большую кровь в соседней стране. Первый раз это произошло в Тбилиси, когда неугомонный Саакашвили ворвался в парламент, согнав с трибуны Эдуарда Шеварднадзе. Тогда только блиц-визит министра иностранных дел России Игоря Иванова, его беседа с Шеварднадзе от имени российского руководства, после которой грузинский президент ушел в отставку, не дали разгореться гражданской войне. Вторично функцию «чистильщика» Игорь Иванов, на этот раз в качестве секретаря Совета безопасности России, выполнил в мае 2004 года. На его самолете глава Аджарии Аслан Абашидзе покинул Батуми. Аджарский президент был известен как богатый и влиятельный человек. Власть он держал в крепких руках и без боя ее бы не отдал. Один из руководителей МИД России, пожелавший остаться неизвестным, рассказал мне, что оба визита Иванова были оговорены некоторыми условиями, достаточно простыми и выполнимыми. «За всю свою карьеру я такого не припомню, – рассказывал с удивлением мой собеседник. – Саакашвили демонстративно нарушил все договоренности уже на следующий день». Еще более хамски поступил Зеленский. В декабре 2019 года состоялась первая и единственная встреча Путина с украинским президентом в Париже в рамках Нормандского формата. Для Зеленского эта встреча была очень важна, он ее долго добивался, подключив тоскливый хор европейских политиков к ее организации. Выпросил! Подготовкой встречи с российской стороны занимался Владислав Сурков. В рамках этой встречи президенты встретились в узком кругу. И здесь, к изумлению российской стороны, Зеленский отказался от некоторых договоренностей, до этого достигнутых на переговорах. Говорят, что обычно невозмутимый Сурков кричал и швырялся бумагами. На этом карьера Суркова в Кремле закончилась, но пропало и уважение к Зеленскому как к серьезному политику.

Можно ли сегодня договариваться с администрацией Зеленского, можно ли при этом закрывать глаза на требования, которые выдвигаются из Киева? Убежден, что нынешние руководители Украины никаких переговоров с Москвой не хотят. Те условия, которые они выдвигают, напоминают тактику гопников. Если испугался и отдал им школьный завтрак, то потребуют мелочь, отдашь деньги, выданные родителями, – отберут телефон. Ну а если встанешь на колени, то заставят лизать ботинки. Есть еще один деликатный вопрос, решая который Зеленский ограничивает возможность с ним договариваться. Речь идет о преследованиях и попытках запретить Украинскую православную церковь Московского патриархата. И этого Путин Зеленскому не простит никогда. Таких преследований не было даже во время татаро-монгольского нашествия на Русь. Монголы могли отнять только жизнь, а вот католическая Европа стремилась отобрать у русского человека еще и душу. То, что происходит сегодня в Украине, можно с уверенностью назвать масштабной религиозной войной. Так поступал с верующими людьми Гитлер.

Зеленский, несомненно, талантливый комик, возможно в числе лучших на постсоветском пространстве. Диапазон его артистических перевоплощений достаточно широк: от простоватого, с хитрецой украинского сельчанина до дебила, стучащего детородным органом по клавишам рояля. Признаем, все эти роли он исполняет с вдохновением и неслучайно заслужил популярность у своих зрителей не только в Украине, но и в России. Один из продюсеров, обеспечивавших его контракты в России, доверительно мне рассказывал: «Володя Зеленский очень четкий и добросовестный исполнитель. Никаких особых райдеров у него не было. Вначале и довольно долго летал экономом, потом просил заказывать бизнес-класс. Но из Киева лететь недалеко, нас это не напрягало. Жил в хороших отелях, но никаких кремлевских и президентских люксов не требовал. Прилетал обычно вечером, перед концертом. В основном он был востребован у богатых клиентов на частных вечеринках и обязательно ставил условием короткую встречу с заказчиком или его представителем, где обсуждались темы, по которым лучше не шутить во время концерта. Это я называю профессиональным подходом. Его выступления нравились богатым кавказцам, и он всегда тщательно, без ошибок, которые могут обидеть гостей, произносил непривычные имена, фамилии. Зарабатывал он неплохо и, я бы сказал, достаточно жестко договаривался о своих гонорарах.

О суммах говорить не буду, это не в моих правилах. После концерта нормально расслаблялся, предпочитал виски. Мог и сигаретой с марихуаной затянуться, но это естественно в той среде, в которой мы тогда вращались. Разумеется, наркоманом я бы его не назвал. Если говорить о его отношении к близким по работе людям, то он с ними легко расставался, когда исчезала надобность. Это видно и сейчас, когда он президентствует».

О сложном характере украинского президента хорошо знают в его окружении. У Зеленского категорически не сложились отношения с украинскими олигархами. Времена сейчас военные, и он пользуется настроением масс, кошмаря украинский бизнес. Но мир все равно наступит и ему все припомнят вне зависимости от того, будет он к тому времени президентом или нет. Надо заметить, что в отличие от российской олигархической среды среди украинских коллег по-прежнему сохраняются откровенно бандитские нравы, которые постепенно вместе с беженцами перекочевывают в Европу. Украина исправно поставляет молодых женщин во все европейские, азиатские и ближневосточные бордели. Интерпол хорошо знаком и с бандитами с украинскими паспортами. Среди профессиональных убийц, курсирующих по спецзаказам по СНГ, подавляющая часть – граждане Украины. Веселые одесские шулеры, профессиональные киевские гоп-стопники, мрачные днепропетровские киллеры активно осваивают Восточную и Западную Европу. Как тут не вспомнить голливудский блокбастер «Ограбление по-итальянски» с Шарлиз Терон и Джейсоном Стэтемом в главных ролях. Лос-анджелесский гангстер по кличке Худышка – существо весом в 300 кг, к которому приходили украинские бандиты с топорами в руках, доверительно говорит главному герою: «Дружок! Жизнь научила меня, что нельзя спорить с природой, тещей и украинскими отморозками».

Что же касается Джозефа Байдена, то он увяз в украинских делах с головой. Победа России в этой войне будет означать скорее всего падение режима Зеленского. И это может вызвать поток разоблачений в адрес незадачливого сына американского президента, большого любителя кокаиновых дорожек и девушек по вызову. Так что можно не сомневаться, что эти два господина будут крепко держаться друг за друга до последнего. До последнего украинца. Вполне возможно, что они одновременно и пойдут ко дну.

Международные культурные организации каждый год путем опросов определяют так называемое слово года. Оксфордский словарь английского языка в этом году назвал этим словом выражение «режим гоблина». За это проголосовало более 300 тыс. человек, говорящих на английском. Понятие «goblin mode» Оксфордский словарь определяет как «поведение, основанное на бесцеремонном потворствовании собственным желаниям, лень, неопрятность и жадность, обычно сопутствующие отказу соответствовать общественным нормам и ожиданиям». Это определение очень точно объясняет мотивацию и стиль поведения администрации Зеленского. Собственно, кто эти люди, столпившиеся вокруг Зеленского? Ничего не решающий и обычно молчащий премьер-министр Денис Шмыгаль, много говорящий – и часто невпопад – министр иностранных дел Дмитрий Кулеба, его совершенно отвязные подчиненные: экс-посол в ФРГ Андрей Мельник, назвавший канцлера ФРГ Шольца «обиженной ливерной колбасой», и экс-посол в Казахстане Петр Врублевский, призывавший «убивать русских».

Но совсем уж одиозной является фигура Алексея Данилова, секретаря Совета национальной безопасности. Будучи человеком с тремя университетскими поплавками, трудиться этот уроженец Донецка начал ветеринаром, а продолжил свою трудовую деятельность наперсточником на Центральном городском рынке. Никаких кавычек в описании жизненного пути Данилова не ставлю, потому что в интернете есть фото нашего героя с наперстками и в малиновом пиджаке, прислуживающего местным криминальным авторитетам. Дослужился Данилов до должности смотрящего за целой Донецкой областью, а с 2019 года – секретарь Совета безопасности.

Процесс фашизации Западной Украины начался с появлением первых ростков нацизма в Европе в 1930-е годы. Лидеры украинских националистов – Мельник, Бандера, Шухевич еще раньше Гитлера вынашивали планы создания «чистого», можно сказать арийского государства. Документы, свидетельства очевидцев, исторические исследования крупнейших западных историков и криминалистов позволяют с уверенностью говорить о том, что эти люди по отношению к русским, полякам и евреям были нацистами больше, чем Гитлер и его соратники. Ни войска вермахта, ни даже немецкие подразделения СС не позволяли себе на оккупированной территории СССР того, что делали солдаты Украинской повстанческой армии (УПА – организация, деятельность которой запрещена в РФ). Сам Бандера, рисуя своим соратникам картину будущей Украины, откровенно говорил: «Наша власть должна быть страшной». Такой она и была на территории, контролировавшей УПА. Топор, удавка и виселица стали для бандеровцев главными «политическими» инструментами. Трудно поверить, но в XXI веке в центре Европы появилось государство, исповедующее нацистские принципы. Еще труднее поверить в то, что убежденным нацистом является президент Украины Владимир Зеленский. Молодой человек из благопристойной еврейской семьи, дед которого честно воевал с фашистами в Советской армии, тем не менее открыто поощряет геноцид, проводит государственную политику унижения по национальному, религиозному признаку. В Украине уже есть концлагеря с крайне жестоким режимом, правда, еще нет газовых камер. Так что Зеленскому от президента до рейхсканцлера осталось совсем недалеко.