Почему КНДР возобновляет ракетные испытания

Фото Reuters

Нельзя допустить, чтобы и на Востоке армии пришлось исправлять недоработки дипломатов

24 марта КНДР провела испытание межконтинентальной баллистической ракеты «нового типа». По оценкам специалистов, ее дальность (в зависимости от веса боеголовки) может составить от 13 тыс. до 15 тыс. км. Таким образом, в пределах досягаемости северокорейских ракет оказывается вся континентальная часть США. Эксперты отметили, что размеры ракеты позволяют предположить, что она может быть оснащена несколькими самостоятельно наводящимися боевыми частями.

Кроме этого, северокорейцы на высшем уровне обнародовали планы запуска спутников, в том числе разведывательных. По мнению некоторых обозревателей, такой запуск может произойти уже в ближайшее время и приурочен 110-летию со дня рождения Ким Ир Сена (15 апреля).

Соединенные Штаты немедленно осудили северокорейский запуск и заявили о намерении добиваться принятия Советом Безопасности ООН новой резолюции, не только дополняющей арсенал нынешних, как признают американские СМИ, «драконовских» санкций в отношении КНДР, но и предусматривающей возможность использования силы против этой страны.

Для тех, кто в курсе событий, нынешний пуск сюрпризом не стал. Еще 19 января 2022 года северокорейское руководство объявило, что оно пришло к выводу: «враждебная политика» США в отношении КНДР не изменилась. После американо-северокорейских саммитов 2018–2019 годов Вашингтон более 20 раз вводил против Пхеньяна различные санкции. Войска США на юге Корейского полуострова и южнокорейская армия продолжают получать новейшие наступательные вооружения и проводят многочисленные совместные военные маневры.

В таких условиях в Пхеньяне решили пересмотреть ряд мер доверия, объявленных КНДР в одностороннем порядке в 2017–2018 годах. Как продемонстрировал запуск 24 марта, речь идет о возобновлении пусков межконтинентальных баллистических ракет и даже, возможно, ядерных испытаний.

Напомним, что с 2006 года Совет Безопасности ООН принял с десяток резолюций, требующих от КНДР прекратить работу над ядерным оружием и средствами его доставки. Правда, инструменты для достижения этих целей были выбраны более чем странные, о чем не раз писала «НГ». Первая санкционная резолюция, принятая 14 октября 2006 года в связи с проведенным КНДР 9 октября первым ядерным испытанием, запрещала поставки Пхеньяну тяжелых вооружений – танков, бронемашин, крупнокалиберной артиллерии, боевых самолетов и кораблей, ударных вертолетов, ракетных систем и запасных частей к такой технике. Между тем именно нараставший разрыв в обычных вооружениях между Северной и Южной Кореей в пользу последней заставлял Пхеньян искать пути выправления дисбаланса, особенно после потери главного военно-политического союзника – СССР и прекращения в 1996 году действия договора, предусматривающего оказание КНДР военной помощи. Тягаться с американским военно-промышленным комплексом, чья продукция широким потоком поступала на юг полуострова, Северная Корея явно не могла. В такой ситуации выбор в пользу ядерного оружия по ряду причин был сочтен единственно возможным вариантом.

Но если с осуждением ядерных испытаний все было ясно – их к тому времени никто в мире не проводил, – то с ракетами дело обстояло иначе. Не всякая ракета может нести ядерный заряд. Кроме того, есть Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства и ряд конвенций, регулирующих их деятельность в этой сфере, к которым КНДР присоединилась в 2009 году.

В этих условиях принятый Советом Безопасности ООН запрет на любые запуски КНДР с использованием баллистических технологий, в том числе спутников, был равнозначен запрету иметь вообще какие-либо ракеты, что в современном мире оставляло бы ее фактически безоружной. Неудивительно, что ракетная часть резолюций вызвала особенно резкую отповедь в Пхеньяне. Там заявили об «апогее двойных стандартов» в работе Совета Безопасности ООН и наотрез отказались выполнять такие решения. Еще более одиозным выглядит этот запрет сейчас, после снятия Вашингтоном в мае 2021 года ограничений на ракетную программу Сеула.

Трудно понять, чем руководствовались те, кто рекомендовал нашему руководству поддержать такого рода резолюции. Похоже, они подзабыли уроки времен корейской войны: резолюции Совбеза ООН гораздо легче принять, чем потом отменить. Оставим пока китайцев с их несбывшейся мечтой о «симерике» (правлении миром совместно с США) и вернемся в родные пенаты, где немало политиков и поныне модных политологов тогда, в середине нулевых, тоже грезили о «стратегическом союзе» с Соединенными Штатами. Те уступки и «размены», на которые мы шли в расчете на встречные шаги «партнеров», как правило, оставались без ответа.

Достигли ли эти резолюции целей, ради достижения которых они принимались? Вопрос риторический. КНДР стала де-факто ядерной державой и помимо внушительного арсенала ракет малой и средней дальности обзавелась, похоже, работоспособными межконтинентальными баллистическими ракетами. Отношения России с КНДР – страной, созданной при нашем прямом участии и имеющей с нами и общую границу, и подписанный в 2000 году Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве, – впервые в истории оказались практически под внешним управлением. Нам надо отчитываться в ООН за каждую лишнюю тонну нефти, бензина, медикаментов, направляемых в эту страну.

В последние годы России и Китаю приходится, судя по информации в публичном пространстве, постоянно оправдываться перед США за приписываемые нам нарушения резолюций Совбеза ООН по КНДР. Между тем практически все эти документы имеют пункты, прямо указывающие на то, что санкции не должны вести к ухудшению жизни рядовых граждан этой страны. Неоднократные попытки России и Китая отменить или ослабить соответствующие ограничения неизменно отклоняются.

В преддверии очередного заседания Совбеза ООН по «ракетному вопросу» КНДР, России и Китаю надо наконец занять более наступательную позицию и дать понять США, что никакие новые меры против Северной Кореи не могут быть рассмотрены до тех пор, пока американцы и те, кто их поддерживает, сами не начнут выполнять указанные резолюции целиком, а не только положения, которые их устраивают.

Тем, кто продолжает морщиться при упоминании КНДР, пора понять, что если бы эта страна не выстояла под давлением США, американские войска скорее всего уже стояли бы на 1360-километровой границе Кореи с Китаем и пусть всего 17-километровой – с Россией, со всеми вытекающими последствиями для безопасности наших стран и их стратегического партнерства. Нельзя допустить, чтобы и на Востоке нашей армии пришлось исправлять недоработки дипломатии, которые она сейчас вынуждена исправлять на Западе.